Классика OPEN FEST ’18. Дневник фестиваля

 

Анатолий Левин: Чтобы быть уверенными в следующей сессии, проекту нужна поддержка

Читать текст

В начале сессии Молодежного симфонического оркестра Поволжья его художественный руководитель Анатолий Левин рассказал, какую сложную программу запланировали  музыканты. После гала-концертов фестиваля «Классика OPEN FEST» Анатолий Абрамович поделился, все ли удалось. 

— Думаю, что все удалось. Программа была очень сложной. Мы очень рады, что приехали все, несмотря на разные сложности. Концерты состоялись, мы исполнили все, что хотели. Одно только не получилось – заболел Владимир Борисович Неймер. Мы желаем ему здоровья, чтобы все прошло, и все было хорошо. Он заложил в этот оркестр такой заряд, столько учеников он привозил все эти годы из Ташкента. На этом фестивале 20 августа был практически бенефис Неймера. Он как раз в этот день был вынужден улететь в Ташкент, но на этом концерте выступали его ученики: от самого маленького 12-летнего Асадбека Аюбджонова – необыкновенно талантливого, и до самого старшего Азиза Шохакимова, ставшего маститым дирижером, известным во всем мире, а также стажеров – Эдуарда Юденича, Аллаяра Латыпова, Коли Манагадзе, Владислава Ивановского (дирижера Симфонического оркестра Тольяттинской филармонии — прим. ред.). Все прошли через его занятия. Никто не избежал его сильнейшего влияния. Концерт был грандиозный! Было очень обидно, что Владимира Борисовича не было на этом концерте. Мы желаем ему здоровья.

— Да, дай бог, что так и будет! Следующую сессию планируете? 

— С радостью, но не все в наших руках. Этому проекту нужна постоянная помощь. Мы мечтаем о стабильности, мы хотим, чтобы этот проект жил. Потому что он нужен, очень нужен, мы видим это. Слава богу, что находятся люди, которые помогают нашему оркестру. Мы очень благодарны спонсорам. Но для того, чтобы быть уверенными в следующей сессии, нужна поддержка.

А автор проекта – Лидия Валентиновна Семенова, ребята, которые приезжают играть в оркестре, готовы работать по 12-14 часов в сутки – это самоотверженные, преданные люди.

Я думаю, при всех этих условиях мы чего-то добьемся.


Участники МСО из Сирии о сессии

Читать текст

Самер Аллан (Сирия):

– Я впервые участвую в таком сборном проекте, а Хасан участвовал в прошлом в подобной сессии в Ливане. Мы рады, что репетировали с такими классными дирижерами, для нас это хороший опыт.

Часы репетиций не прошли зря, я стал увереннее играть. Мы научились многому. И еще тут хорошая атмосфера, мы познакомились с ребятами, общались, все очень дружелюбны. Когда мы не понимали, что говорят на репетиции, нам все старались помочь, перевести, объяснить, показать.

И самое важное: мы ни разу не почувствовали себя иностранцами, было очень комфортно.

Хасан Надер (Сирия): 

– Все очень хорошо. Очень высокий уровень музыкантов, было интересно вместе поработать. Мы будем скучать по этому общению.


Мария Бахтиозина (Донецк) об участии в сессии Молодежного симфонического оркестра Поволжья:

Читать текст

— У нас был похожий проект – «Баховская академия». В ней учили играть Баха, показывали, как правильно, как немцы сейчас его трактуют. Последний раз академия в Донецке в консерватории проходила еще до войны, в 2013 году. К нам приезжали наставники из Германии, у нас были большие групповые репетиции,очень длительные, достаточно тяжелые, но это было интересно. Мы играли тогда «Страсти по Матфею».

Но тот проект был не такой масштабный, как «Мир и музыка без границ». В «Баховской академии» были задействованы в основном донецкие музыканты.

В Тольятти мы получили колоссальный опыт работы. На сессии работают очень сильные дирижеры!  Они очень разные, но дают такой запал, что хватает на всю репетицию! Для нас честь поработать с такими дирижерами. У них очень мощная энергетика, посыл —они профессионалы своего дела. Вопросов не возникает,все понятно: жесты,эмоции, что они хотят этим передать, что нам надо сыграть.

Мы исполняем тут технически достаточно сложные произведения, для нас это тоже большой рост.  За две недели сделать такую программу – это сложно. И играть на уровне с ребятами, которые учатся в московской, питерской консерваториях – это серьезное испытание для нас.

Занятия интенсивные. Мы привыкли немного к другому ритму работы. В Донецке мы работаем в оркестрах – кто в камерном, кто в симфоническом, у нас репетиции 4 часа в день. Здесь и занимаемся мы дольше, и репетиций больше. Сначала было очень тяжело и физически, и эмоционально. Руки уставали. Но со временем становится легче.

В профессиональном плане, наверное, что-то поменялось у нас в плане мышления, технологии, скорости мышления: так быстро мы еще не учили ничего – это точно!

Сессия МСО — это огромный опыт, новые знакомства, новые знания, понимание музыки, восприятие ее. Мы не пожалели, что приехали! Если будет возможность еще поучаствовать, обязательно присоединимся!


Алена Петрунина (Луганск) о Летней сессии Молодежного симфонического оркестра Поволжья

Читать текст

— Я еще не участвовала в подобных – сборных – проектах. Мне понравилось на сессии МСО. У нас в городе хорошие дирижеры, часто приезжают дирижеры из России. Но тут, на сессии в Тольятти мы разучиваем с нуля новые произведения, все они разножанровые, у них разные драматургические замыслы. Каждый дирижер при исполнении произведения преследует свои цели. Нужно быть очень мобильным, чтобы постоянно переключаться.

Участие в этом проекте – не только хороший опыт, но и общение с музыкантами из других стран. И, конечно, я в восторге от дирижеров! Они все разные, самобытные, с ними очень интересно работать.

Я считаю, мне сильно повезло,что я попала на сессию. Я дорожу этими мгновениями и репетициями, стараюсь все запомнить, чтобы поделиться полученными знаниями с коллегами в Луганске.


Мария Еременко (Луганск) о Летней сессии Молодежного симфонического оркестра Поволжья

Читать текст

— Я участвовала в фестивале «Еврооркестр» в Жуковском весной этого года. Поэтому для меня такой формат работы знаком. Но в «Еврооркестре» были музыканты в основном из Подмосковья, а в Тольятти в сессии и фестивале участвуют музыканты из разных городов и стран – очень полезно для обмена опытом.

Репетиций было много. Уставали. Но это приятная усталость, потому что заниматься интересно.

Я думаю, мне пригодится все, что я здесь услышала, поняла. Дома мы общаемся все время с одними и теми же людьми, в одной и той же среде. А здесь люди разные, другие требования. Появляются вопросы к тому, к чему раньше их не было, над чем даже не задумывались.  Например, просто дотягивали ноту, а теперь знаем, как и почему это надо сделать.


Аллаяр Латыпов: если бы не МСО, я бы сейчас не был бы ни оркестрантом, ни дирижером

Читать текст

Аллаяр  Латыпов уже шестой раз участвует в сессии  Молодежного симфонического оркестра Поволжья. За это время он поступил в Санкт-Петербургскую консерваторию по классу ударных инструментов, начал преподавать в средней специальной музыкальной школе Санкт-Петербургской консерватории, и поступил на специалитет консерватории на дирижерский факультет. Говорит, что в этом есть заслуга занятий в МСО.

— Первый опыт игры в симфоническом оркестре я получил в МСО. Это было в 2010 году, мне было 14 лет. В школе я играл в духовом оркестре, но это совершенно другое. В МСО мы тогда исполняли много музыки ХХ века. Для меня, 14-летнего, это было очень интересно, потрясающе! Тем более, что я играю на ударных инструментах, а они сольные в оркестре. Если, например, скрипачей несколько пультов, то один ударник отвечает за несколько инструментов. И с каждым годом я получал опыт: сначала оркестровый, потом еще и сольно выступал. А в 2016-м я подошел к Анатолию Абрамовичу Левину и сказал: «У меня есть желание попробовать дирижировать».

Честно говоря, это был какой-то импульс. Но я думаю, у меня есть для этого предрасположенность. Анатолий Абрамович сказал: «Хорошо, попробуем». И дал мне выучить одну вещь из «Арлезианки» Бизе, только для струнного оркестра. Я продирижировал в камерном концерте. После этого понял, что должен поступить на факультатив по дирижированию. Я тогда учился в консерватории на 3 курсе. На факультатив был конкурс. И я его прошел на бюджетное место. И вот с тех пор я учился на факультативе, в прошлом году снова дирижировал на сессии МСО и в фестивальных концертах. А в этом году поступил уже на дирижерский факультет консерватории.

То есть если бы не МСО, я бы сейчас не был бы ни оркестрантом, ни дирижером.

— Как вам сегодняшнее выступление?

-Мне понравилось! Я получил удовольствие, всем, я вижу, тоже понравилось. Самое главное, что я вышел на оркестр, но я не работал, а просто жил, дышал, я получал удовольствие!  Я посылал энергию оркестру и оркестр мне отвечал на 100%, даже больше! Я безумно благодарен Тольяттинской филармонии и Молодежному симфоническому оркестру, что мне предоставили такую возможность.

— Какую карьеру вы хотите дальше делать: исполнительскую, дирижерскую, преподавательскую?

— Я не знал, что я поступлю в магистратуру на дирижерский. Знаю, что в сентябре буду участвовать в конкурсе в Италии как ударник и буду учиться как дирижер. И, честно говоря, я не могу загадывать, что у меня будет дальше. Потому что последнее время у меня очень стремительно развивается музыкальная жизнь. Может быть, и музыку начну писать! Я делаю то, что мне хочется, и от этого получаю удовольствие.

— Что легче: преподавать, играть или дирижировать?

— Это все взаимосвязано. Когда я начал заниматься дирижированием, это мне помогло понять как исполнителю на ударных инструментах какие-то вещи в техническом плане. Например, понятие фразы, какие-то технические возможности инструментов. Это все взаимосвязано, делить невозможно.

— Вы смотрите за манерой других дирижеров. Что для себя берете?

— Мой педагог Александр Иванович Полищук говорит,что самое главное – эмоциональный посыл и ауфтакт  – дыхание, преддействие. Если правильный ауфтакт, оркестр сыграет в правильном темпе. Я смотрю, не столько как человек дирижирует, сколько на то, как он дает посыл. Мы не можем все руками показать. Если я знаю, чего я хочу, то руки смогут. Но, конечно, техника дирижирования играет большую роль.


Азиз Шохакимов о  Молодежном симфоническом оркестра Поволжья,  своей работе и музыкальных предпочтениях сына

Читать текст

Впервые об Азизе Шохакимове в Тольятти узнали в 2003 году, когда в составе группы музыкантов из Узбекистана приехал на сессию Молодежного симфонического оркестра Поволжья. Ему было 14 лет, он учился у профессора государственной консерватории Узбекистана Владимира Неймера и стажировался в МСО Поволжья. Азиз сразу покорил тольяттинскую и самарскую публику. Вскоре о нем узнали в Чебоксарах, Казани, Ижевске, Ульяновске, Москве, в Ханты-Мансийске (2005), а также на Украине и во Франции (2006), где выступал Молодежный симфонический оркестр Поволжья.

8 лет Азиза не было в Тольятти. До поклонников его таланта доходили новости: выиграл конкурс, получил дирижерскую премию, гастролирует. Сегодня Азиз Шохакимов –дирижер театра «Немецкая опера на Рейне» в Дюссельдорфе, главный приглашенный дирижер Миланского симфонического оркестра им. Дж. Верди, победитель конкурса молодых дирижеров в Зальцбурге.

20 августа Азиз Шохакимов выступил в Тольяттинской филармонии в рамках Международного фестиваля искусств «Классика OPEN FEST». Почему состоявшийся дирижер продолжает приезжать в Тольятти, где проходит сессия МСО?

— Азиз, что для вас Молодежный симфонический оркестр Поволжья сегодня и сейчас, несмотря на то, что вы уже маэстро?

— Этот проект и сессии стали для меня большой школой, дали огромный опыт в общении с людьми, в работе с оркестром, в общении с педагогами — Владимиром Борисовичем Неймером, Анатолием Абрамовичем Левиным. Безусловно, я буду продолжать сюда приезжать. Тольятти стал для меня родным городом, я всегда с удовольствием узнаю, что проект работает, оркестр существует. И я очень хочу, чтобы это дело продолжалось. Я желаю здоровья нашим маэстро – Владимиру Борисовичу, Анатолию Абрамовичу, чтобы они продолжали воспитывать музыкантов. За все,что происходит тут, им низкий поклон и большое уважение.

— В этом году в сессии участвует еще один воспитанник вашего педагога Владимира Неймера Асадбек Аюбджонов. Многие, глядя на него, вспоминают вас. Вы уже видели, слышали Асадбека?

-Видел несколько раз. Он очень талантливый парень. Но мне кажется, пока еще рано строить прогнозы. Многое зависит от обстоятельств и от него самого: если он будет по-настоящему любить свое дело, заниматься, расти, то он может стать замечательным дирижером.

— Как вам работалось с симфоническим оркестром Тольяттинской филармонии?

— Очень доброжелательный оркестр. Мы хорошо порепетировали. Музыканты выполняют все мои пожелания, они гибки.

— Вы сейчас в театре «Немецкая опера» в Дюсельдорфе. Какие у вас планы на предстоящий сезон?

— В прошлом сезоне я впервые дирижировал Вагнера, очень сильно влюбился в эту музыку. В этом сезоне у нас «Пиковая дама», я ее ставлю. Но помимо того, что я работаю в театре, я еще приглашенный дирижер в других оркестрах. У меня где-то 20-25 выступлений в Дюсельдорфе, Дуйсбурге, но в основном я гастролирую – Италия, Германия, Швейцария, Япония. Если поездка не дальняя, со мной моя жена и сын, которому 15 месяцев. Несмотря на юный возраст, он уже много где побывал.

— О! Он тоже любит музыку? Какую?

— Рахманинова и Паваротти.


Николай Манагадзе, скрипач, композитор о премьере симфонической сюиты Signum Spei («Знамя надежды»):

Читать текст

– Мои ожидания от премьеры не то, что оправдались, они многократно превзошли то, на что я надеялся! На сессии МСО и фестивале «Классика OPEN FEST» всегда очень плотный график. Кроме нашей сюиты, ребята готовят огромные программы, репетируют по 8 часов. Но всегда отдача от оркестра просто невероятная была на всех репетициях и особенно сейчас, на концерте! Я даже не ожидал. Плюс невероятная энергия Тимура Зангиева! Я был с ним знаком, но в первый раз увидел вживую, как он дирижирует.

Мазен тоже очень доволен. Мы оба очень волновались перед премьерой, его волнение усиливалось тем, что он впервые приехал в Россию, впервые общается с российской публикой. Но я вижу по нему, что он очень рад и счастлив! Так же, как и я.

Мазен Исса поблагодарил оркестр за исполнение сюиты, публику за теплый прием. Сказал, что ему очень приятно присутствовать на премьере в Тольятти.

А отвечая на вопрос, нет ли в планах новых произведений, признался, что его так вдохновила работа над музыкой, что уже во время фестиваля он успел написать маленькую пьесу «Падение Гранады». А следующее произведение хочет сделать уже большое и опять с Николаем Манагадзе.


Евдокия Лескина, студентка Флорентийской консерватории о концерте «Музыкальные образы эпохи 17-18 вв. Барокко и классицизм»:

Читать текст

– Этот концерт был посвящен моей любимой теме: я учусь на отделении старинной музыки. Я пою, но также у меня есть такой предмет как клавесин. Поэтому я признательна Лидии Валентиновне Семеновой и Максиму Емельянычеву, которые организовали этот концерт. Для меня было очень важно проявить свои навыки. Я была на репетициях, за три дня мы сделали этот концерт. Максим – профессионал, с ним работать одно удовольствие! Он – как мальчишка, у него душа открыта! Побольше бы таких людей, тогда бы наш мир был прекраснее и добрее!

За время подготовки к выступлению я получила очень большой опыт. У меня была просто партитура, я должна была играть гармонию, которой совершенно не знала. Но Максим показал мне целый курс, который мне еще предстоит изучать в следующем учебном году. Я ему очень признательна за то, что он мне за три дня дал такую огромную подготовку! И очень надеюсь, что мы с ним еще встретимся не только в России, но и в Европе.  Было бы здорово с ним еще поиграть и позаниматься!


Ксения Акимова: Для меня аранжировка – это большая творческая работа.

Читать текст

17 августа в рамках сессии Молодежного симфонического оркестра Поволжья прошел мастер-класс Ксении Акимовой – джазовой пианистки и аранжировщика. Ксения поделилась своим опытом написания аранжировок, рассказала о наиболее распространенных ошибках в этой работе, привела примеры, на которые ориентируется, и назвала людей, у которых учится. 

Почему мастер-класс по аранжировке попал в расписание сессии Молодежного симфонического оркестра Поволжья, рассказала автор проекта «Мир и музыка без границ» (он включает в себя сессию МСО Поволжья и международный фестиваль искусств «Классика OPEN FEST») Лидия Валентиновна Семенова.

– Я сделала любопытное наблюдение: после того, как тольяттинский музыкальный колледж получил имя Родиона Константиновича Щедрина, в городе стали появляться свои композиторы. К моему наблюдению не следует относиться чересчур серьезно, тем не менее, все чаще тольяттинские музыканты стали поступать  на композиторские факультеты. Это Яков Александров (окончил музыкальный колледж им. Р. К. Щедрина, сейчас студент Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского), Алексей Коваленко, (музыкальный колледж им. Р. К. Щедрина), Вера Петрова (учится в Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского), Константин Куликов (студент Казанской государственной консерватории им. Н. Жиганова), Алексей Попков (Московская государственная консерватория им. П.И. Чайковского). А также Марк Свечников, Николай Скачков, Полина Назайкинская – все они выходцы из Тольятти, все сейчас живут и в других городах, пишут музыку и зарабатывают этим. Хотя Тольятти не отнесешь к числу городов с профессиональной композиторской средой.

Точно так же несколько лет назад мы обнаружили, что в городе, где нет оперного театра, родились, выросли и получили профессиональное образование несколько оперных голосов, причем востребованных, работающих сейчас в Европе. Может, и с композиторами произойдет то же самое?

В рамках мастер-класса мы, конечно, не думали давать базовых знаний по композиции. Мастер-класс Ксении Акимовой – это дополнительная информация, не столько о сочинении музыки, сколько о переложении, аранжировке. Потому что это востребованная работа и оплачиваемая.

Почему мастер-класс дает именно Ксения?

— Она востребованный специалист, ее работы ценятся

Видение проблемы от Ксении Акимовой

– В Москве много коллективов, которым нужны аранжировки и оркестровки. Но на московском рынке очень мало специалистов, которые могут написать качественную аранжировку. Все говорят, что есть композиторы, но они не могут сделать нормальную аранжировку. Я не знаю, почему так, но это так.

Для меня аранжировка – это большая творческая работа.

Ксения Акимова о себе:

– В 2011 году я окончила Тольяттинский институт искусств по классу фортепиано и поехала в Москву. Поступила на джазовое отделение в Московский университет культуры и искусства. И увидела совершенно случайно, что будет кастинг пианистов в «Фонограф». Решила попробовать.

Руководитель коллектива Сергей Сергеевич Жилин меня два часа тестировал в классике, джазе, аранжировке. И принял. И я училась очно-заочно и работала. 6 лет отработала в «Фонографе».

5 из этих лет коллектив «Фонограф» – участник самого рейтингового телешоу страны «Голос».

 Что дала работа в «Фонографе»?

– Если ты занимаешься эстрадно-джазовой музыкой, невозможно не учить аспекты эстрадно-джазовой композиции и аранжировки. А так как я работала в оркестре, у меня была большая практика, причем в сжатые сроки – это всегда мобилизует. Например, надо за ночь написать большую аранжировку для симфонического оркестра. И на следующий день у тебя есть возможность все это живьем послушать и сделать выводы.

Большое значение для аранжировщика имеет общение с музыкантами: они сразу могут подсказать, что неудобно позиционно, что невозможно сыграть. Потому что я, кроме рояля, ни на чем играть не умею. Таким образом нарабатывается опыт.

Что дает работа в «Градский-холл»?

– Сейчас работаю в оркестре «Русская филармония» при Правительстве Москвы – играю на фортепиано и пишу аранжировки. И в Центре Александра Борисовича Градского «Градский-холл».

У Александра Борисовича большой оркестр, много разных программ – от роковых до серьезных симфонических. Он очень требовательный, у него есть свое представление о том, как должен звучать симфонический оркестр. Налегает на струнную группу.

Образцы для Ксения Акимовой

– Приведите примеры хорошей аранжировки, на которые стоит ориентироваться, – попросил Яков Александров.

– Я ориентируются на западные образцы, – ответила Ксения. И порекомендовала обратить внимание на работы таких аранжировщиков, как Мишель Камило, Джеймс Хорнер, Дэйв Холанд.

Рассказала, что берет в США мастер-классы по эстрадно-симфонической аранжировке у Вадима Неселовского, Dave Frank, Teryn Re.


Анатолий Левин: Наши студенты могут все!

Читать текст

В начале сессии Молодежного симфонического оркестра Поволжья его художественный руководитель Анатолий Левин рассказал, как составлялась программа концертов фестиваля «Классика OPEN FEST», чего ждать от оркестрантов зрителям и какой концерт он ждет с нетерпением.

 О программе и дирижерах сессии МСО и фестиваля «Классика OPEN FEST» 2018

– Когда мы получили возможность собрать большой состав оркестра, выиграв грант, пригласили всех дирижеров, которые стажировались и работали в Молодежном симфоническом оркестрерк. На приглашение, к нашей невероятной радости и очень неожиданно для нас, откликнулись все.

Я просто счастлив, потому что приехал Владимир Борисович Неймер, его не было много нет, потому что не было возможности его пригласить. Здесь же будет его замечательный ученик – Асадбек Аюбджонов – удивительный мальчишка, удивительный! Если он будет развиваться так же, как он сейчас развивается, это будет что-то потрясающее! Потому что он так одарен!..

Большое счастье для меня и для всех нас, что те люди, которые прошли через оркестр, рвутся сюда приехать, несмотря на то, что у них карьера идет в гору: Валя Урюпин, Максим Емельянычев, Азиз Шохакимов, которого  мы здесь не видели очень много лет, Тимур Зангиев – они очень выросли за это время, добились огромных успехов и они все нарасхват. Тем не менее, они все будут здесь.

Валя Урюпин руководит одним из лучшим симфонических оркестров страны – Ростовским, сотрудничает с Пермским театром оперы и балеты, выиграл престижный конкурс дирижеров сэра Шолти. Когда я вижу Валю, он всегда с чемоданом: или летит куда-то или только что вернулся.

Максим Емельянычев получил ангажемент в Шотландском камерном оркестре, будет там работать с 2019 года. Это потрясающее место для дирижера барочного направления, каким является Максим!

Тимур Зангиев очень много работает в разных городах в разных странах. Сотрудничает с Мариинским театром.

Азиз Шохакимов руководит оркестром театра Немецкая опера в Дюсельдорфе, главный приглашенный дирижер Миланского симфонического оркестра.

Николай Манагадзе будет выступать и как скрипач, и как дирижер с симфоническим оркестром, и как композитор симфонической сюиты «Знамя надежды», написанной совместно с сирийским автором.

Когда они все дали согласие приехать, стало понятно, что может сработать только принцип гала-концерта, где мы можем показать каждого. Но этой же причине каких-то крупных произведений в гала-концерт мы брать не можем. Мы спросили у каждого, что бы он хотел исполнить. Вот так составилась программа.

О произведениях и исполнительских рисках

– Исходили из пожеланий дирижеров и возможностей. Солист у нас Николай, он выбрал концерт, который ему предстоит играть на конкурсе Венявского.

Максим Емельянычев дирижирует свою программу с камерным составом МСО, концерт состоится в атриуме Православного института. Он не попадает на гала-концерт – ему надо уезжать с гастролями.

Мы с МСО давно хотели сыграть «Болеро», но все как-то не было состава. Это большой риск, потому что требуются солисты высочайшего класса на всех инструментах. Я очень надеюсь, что в этот раз у нас все получится. Это сложное произведение, как и «Тиль Уленшпигель».

С нетерпением

– Я с нетерпением жду камерного концерта, который должен сделать Максим Емельянычев. Потому что у него на это какая-то удивительно легкая и талантливая рука. Я помню, он со студенческим оркестром консерватории, которым я руковожу, должен был дирижировать 31-ю  симфонию Моцарта. Он пришел на репетицию, всех пересадил, духовиков поставил, как сейчас принято во всех аутентичных ансамблях. И стал с ними репетировать.

За дверью репетиционного зала стоял Дима Синьковский – лучшая барочная скрипка страны, лауреат первой премии международного конкурса барочной музыки, великолепный скрипач, а теперь еще и контртенор. Всемирно известный человек.  Дима стоял за дверью и спросил: «Это какой ансамбль к нам приехал?». То есть Максим за полчаса от студентов добился такого звучания, что Дима Синьковский – ас в этом деле, принял оркестр за какой-то приезжий барочный состав.

– Но ведь все эти дирижеры говорили с придыханием и благодарностью, что «Анатолий Абрамович научил… Анатолий Абрамович показал… подсказал… », а теперь вы с восторгом говорите о своих учениках. Как-то все с ног на голову!

– Ничего подобного. Я просто навел каждого на что-то свое. Да, я дал Максиму записи, может быть, заинтересовал, а дальше он шел своим путем. И он очень серьезно в консерватории занимался клавесином. Будучи студентом дирижерского факультета, ходил на факультет старинной и современной музыки и там настолько серьезно занимался, что клавесин у него стал как специальное фортепиано. Он получил вторую премию на международном конкурсе клавесинистов в Москве, вторую премию (первая не была присуждена) на конкурсе клавесинистов в Брюгге – настолько он, дирижер, освоил инструмент! А потом он стал соединять с оркестром все, что узнал про клавесин и старинную музыку. А все это развивалось у нас на глазах здесь, на сессии, когда ребята придумали ренессансный номер: Урюпин играл на бубне, Максим на старинном рожке цинке, кто-то на скрипке, кто-то еще на чем-то. Причем, они выходили и пританцовывали – так, как это делалось в то время.

Максим, кстати, получил «Золотую маску» за игру на хаммерклавире в опере «Свадьбе Фигаро» Моцарта, которую поставил Теодор Курентзис. То есть Курентзис поставил спектакль и не получил ни одной «Маски», единственный приз дали Максиму – специально для него учредили, такой номинации не было.

О студентах

– Как думаете, оправдаются ваши ожидания от этой сессии?

– Я очень надеюсь, что оправдаются. Потому что каждый раз, когда я сталкиваюсь с тем, что делают наши ребята, и оркестранты, я понимаю, что они могут. А здесь есть мои студенты, я знаю, что на них я могу положиться.


Лариса Магерамова: Как любой живой проект МСО подвижен – каждый год какие-то новшества

Читать текст

Лариса Асановна Магерамова 36 лет руководила отделением струнных инструментов тольяттинского музыкального училища (ныне музыкальный колледж им. Р. Щедрина). И в течение многих лет была педагогом по скрипке на сессиях Молодежного симфонического оркестра Поволжья. Сейчас она живет в США. Среди ее учеников – победители всероссийских и международных конкурсов скрипачей.

Камерный концерт «Скрипка — душа моя», состоявшийся в рамках фестиваля «Классика OPEN FEST» в культурно-просветительском центре «Персона» 14 августа, был посвящен Ларисе Магерамовой. Что особенно приятно – на нем было кому выступить: ученики Магерамовой работают и в Тольятти.

Лариса Асановна поделилась своими впечатлениями от работы в МСО Поволжья.

– Последний раз на оркестровой сессии я была 6 лет назад – в 2012 году. Сегодня для меня тут все как новое. Я была счастлива принимать участие в работе МСО. Потому что такой высочайший профессиональный уровень, такую чистоту помыслов и ясность изложения мало где встретишь. Я преклоняюсь перед талантом Лидии Валентиновны Семеновой, Анатолия Абрамовича Левина, потому что обоюдными усилиями они творят чудо. Я говорю это искренне, без преувеличения.

О том, надо ли что-то добавить в проект

— Как любой живой проект, МСО имеет подвижность: каждый год какие-то новшества, какое-то разнообразие. Я думаю, что у Лидии Валентиновны и Анатолия Абрамовича достаточно фантазии, мудрости, чтобы устраивать эти сессии так интересно, как они это делают до сих пор.

О вечере в свою честь

– Я бы не говорила, что это вечер в мою честь – для меня это крайне нескромно звучит. Я считаю, что один человек в поле может быть воином, но это не та война. Да, конечно, кто-то чуть выбивается вперед и тянет за собой. Может быть, я и была таким паровозиком, благодаря своему честолюбию и огромному желанию, но у нас на отделении были и другие педагоги. И у нас достаточно много было достижений: лауреаты «от и до» – от городских конкурсов до самых престижных международных. Итог: очень многие наши ребята работают и за рубежом, и, что для меня особенно ценно, в Тольятти. Они продолжают наши, мои в частности, традиции, потому что я была очень предана работе.


Ольга Кирпичева: Такого опыта, как в МСО, у меня больше в жизни не было

Читать текст

Одна из участниц сессии Молодежного симфонического оркестра Поволжья в 2018 году – пианистка Ольга Кирпичева. Она – уже сложившийся исполнитель, лауреат многих международных конкурсов, ей 30 лет, она работает в Бельгии. В предыдущие годы Ольга участвовала в сессиях МСО в качестве концертмейстера.

– Ольга, что вам дали сессии МСО?

– Мне уже сложно вспомнить, сколько лет я участвую сессиях МСО и Летней творческой школы – другого проекта Лидии Валентиновны Семеновой. Наверное, лет 20. И как раз вчера, когда общались с ребятами из молодежного оркестра, я рассказывала им, какой колоссальный опыт здесь приобретается у оркестрантов и особенно у концертмейстеров. Особенно у тех, кто принимает участие в камерных концертах, когда надо за 3-4 дня сделать программу и сыграть ее. Для меня это был бесценный опыт, который мне пригождается постоянно в творческой жизни. Например, когда просят заменить на каком-нибудь концерте, позвонив накануне: «Завтра можешь сыграть?». С половины репетиции нужно сделать хороший результат.

И потом, конечно же, здесь невероятный эмоциональный обмен происходит. На сессию приезжают ребята разного уровня, и, я думаю, им интересно подготовить за короткий срок программу, общаться с потрясающими дирижерами, такими, как Анатолий Абрамович Левин.

– А Левин что вам дает? Вы же солист.

– Я репетировала, выступала много раз с молодежным оркестром. Мы играли Тройной концерт Бетховена с Аяко Танабе и Димой Волковым, концертино Шостаковича для двух роялей. Мы исполняли концерт Моцарта для трех фортепиано – это был уникальный проект, у меня не было больше такого опыта в жизни! Это действительно редкость, когда на одной сцене три рояля, три пианиста и оркестр.

– То есть на сессиях и фестивальных концертах становится возможным сыграть редко звучащие произведения, потому что не всегда есть техническая и материальная возможность их исполнить?

– Да, именно так.

В этом году я приехала только на 2,5 дня. Мы подготовили программу с Колей Манагадзе. Произведения нам знакомые, но надо было сыграться, найти какие-то компромиссы. С Колей первый раз играли вместе. У него тоже большой опыт, он очень чувствительный в музыкальном плане, отвечает на какие-то музыкальные предложения. Совместное музицирование – это как разговор между двумя людьми: происходит взаимопонимание или нет. У нас, я думаю, сегодня произошло взаимопонимание.